boris_zherlygin (boris_zherlygin) wrote,
boris_zherlygin
boris_zherlygin

Category:

Мне уже врачей жалко становится, но как им помочь? - продолжение от 15 июня.

Я написал тогда, что как помогать людям в таких случаях я не знаю.

Но надо было и врачу ответить. Ответил врачу стандартно.  Описал положение клуба – покидаем Россию, со сложными случаями работать нет условий. Для использования этих методик необходима клиника с хорошей диагностической базой.  Пока её нет, я не могу принимать людей с тяжелыми формами диабета. Соблюдаю принцип - НЕ НАВРЕДИ.

Информацию к размышлению послал, как кардиологу. О том, что избыточный инсулин является фактором развития атеросклероза и ИБС. С точки зрения физиологии, у человека с избыточным весом  не может быть недостатка инсулина. При недостатке инсулина человек истощён. Получается, что Вам - врачу при достаточности своего инсулина, а вероятно и избытке, коллеги назначают экзогенный инсулин. Физиологи не могут расценивать это иначе как преступление.

Сообщил, что в настоящее время мы ведем переговоры о создании филиалов нашего клуба в разных странах. Если я получу возможность спокойно работать, принимать «тяжелых» пациентов, то сообщу об этом на сайте.

Если Вы готовы бороться за свое здоровье и жизнь, то заходите в форум и создавайте там тему, например: - Спасение в наших руках. Совместно бороться с диабетом эффективнее. Я подскажу, что могут сделать сами больные для ускорения распространения наших технологий.

Если решитесь, то опубликуйте там и этот мой ответ Вам.

В ответ её новое письмо:


к Вам обращается ХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХ, 1945 года рождения. Больной себя считаю последние 15 лет,  когда сахар в крови поднимается до 18-23 единиц.

Был поставлен диагноз - диабет 2-го типа. К заболеванию относилась очень легко. Диету не соблюдала, не соблюдаю и по сей день (не соблюдаю строгую диету).

Врач по профессии, кардиолог. Мой вес сейчас 97 кг, рост 159 см, артериальное давление 180-200 /90-100. Пульс 72-90.

Таблетированные препараты за все эти годы прошла все чувствительность осталась только амарил 4мг/сутки, глюкофаш 2000мг/сутки и соответственно Бетта блокаторы Конкор, Эгилог, препараты, снижающие давление Лозап Плюс, Престариум.

5 месяцев назад препараты перестали действовать, добавили 22 единицы инсулина продленного действия Лантус.

Из осложнений:
1. Диабетическая ретинопатия (начальная стадия)
2. Ангиопатия сосудов обеих ног.
3. Жировой гепатоз печени.
4. Кардиопатия.
5. Гипотиреоз.

Из лабораторных анализов на сегодня:

1. Картина крови:

……………………………………………

……………………………………………
Глюколизированный гемоглабин 10,30%


Я очень надеюсь на то, что Вам будет интересен мой случай, а я, со своей стороны, понимаю и осознаю все.

Помогу критически анализировать свое состояние, в течение 18 месяцев отслеживать все, надеюсь на позитивный результат.

С большим уважением,
ХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХ

Разбор полётов.

С таким гликированным (а он свидетельсвует о полной безграмотности врачей лечащих, по сути, о покушении на убийство) я не могу принять человека, не имея клиники.

Диабет мне вообще давно не интересен – всё уже понятно и результаты получены. Тем более не интересно работать с людьми, которые позволили довести себя до такого состояния.

Интерес такие случаи могут представлять только для финансового положения клуба, из-за особых условий приёма тяжелобольных. Если есть пациенты, способные заинтересовать клуб материально, то я, как один из директоров Кипрского клуба «Прощай, диабет!» обеспечу приём.



Ответил ей так:

Здравствуйте, ХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХ!

Вы же врач, а просите дать «начало программы», даже не показавшись нам. Все назначения, делаются после серии тестов спортивных с отслеживанием реакции организма на них, а перед тестами сдаются анализы, перечисленные на сайте. Иногда этих анализов недостаточно и приходится делать более сложные и дорогие исследования. Другой подход может человеку навредить или его убить. А я участвовать в убийстве вообще, и в случае Вашем, не желаю.

Будут ли доступны эти методики пациентам в массовом порядке, и Вам в том числе, зависит от медицины – Ваших коллег. А я, что мог уже сделал – методики излечения уже созданы. Может, имеет смысл обратиться в Ваш Минздрав?

……………………………………

Для не понявших мотивы такого ответа:

- Сложность этого случая требует вначале клинических  условий. В принципе можно договориться с клиниками, но затратить времени на такого пациента придётся в тысячу раз больше, чем на людей, которых мы массово будем принимать на Кипре и других местах.

Поэтому тем, кто хочет попасть к нам со сложными формами диабета, необходимо аргументировано объяснить нашим специалистам:

1.    Чем жизнь одного тяжело  больного человека или со сложной формой заболевания ценнее 1000 жизней других людей, которым мы имеем возможность помочь. А если им не помочь, то они станут тяжелобольными и погибнут.

2.    Кто должен оплатить лечение одного человека, так что бы это было выгодно клубу?  С переходом на коммерческие условия работы, а это произошло только после ОТКАЗА общества работать совместно с нами, цель нашей работы - прибыль. Если общество не захотело с нами совместно распространять методики, то мы и сами распространим их, но сначала денег на распространение заработаем. Простая арифметика: 1000 человек посетивших наш клуб на Кипре оставят минимум по 3 тысячи евро. Если мы примем вместо 1000 человек одного, то кто должен оплатить его лечение, что бы клубу не был нанесён материальный ущерб?

3.    Почему я должен ломать голову, ища выходы для каждого больного из аналогичных положений? Пусть общество и отдельные граждане знают, что предложение о совместном распространении методик остаётся в силе. Как только будет собраны средства, так появятся программы для самостоятельного спасения и клиники для тяжелобольных, работающие на средства собранные обществом. А если таких средств не будет, то и клиник тоже не будет. Впрочем, если у кого-то найдётся волшебная палочка, пусть ей взмахнёт, если считает полезным спасение тех, кто ничего для самоспасения не сделал.

Ничего личного. Просто бизнес. Никто не виноват в том, что человек не может получить качественной информации и не может попасть к нам вовремя – когда для его спасения подходят дешевые массовые программы.

А кроме бизнеса, при запущенных случаях для спасения одного человека я должен «приговорить», отказав в приёме, тысячу человек. Попробуйте представить себя на моём месте и угадайте ответ.

Единственное, что я могу сделать для людей с тяжелыми формами диабета, это организовать консультации по способам самоспасения.  Лечить их условий нет,  а подсказать,  как спасаться, мой опыт позволяет. Будут или нет проводиться такие консультации или семинары, зависит от самих больных. Будет спрос – организую.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments