boris_zherlygin (boris_zherlygin) wrote,
boris_zherlygin
boris_zherlygin

О судьбе врачей, которые не знают о проекте "Спасение", о возможности профилактики многих недугов

БАС + АУТОИ - копия - копия

"Мне сорок пять лет, я врач-педиатр. Последние два года работала заведующей отделением педиатрии детской поликлиники. У меня есть муж и девятнадцатилетняя дочь. Она учится в театральном институте, но сейчас временно пошла работать администратором гостиницы, учитывая нашу ситуацию и то, что я не работаю. Муж тоже врач в поликлинике.

Диагноз мне поставили в августе 2017 года в НИИ неврологии. Но заболела я раньше — в сентябре 2016 года. Появилась слабость в правой руке, но я на это не обращала внимания и продолжала работать, заниматься семьёй, домом. Когда состояние стало ухудшаться и я вообще перестала писать правой рукой, то обратилась в институт неврологии — они сразу поставили диагноз после обследования.

Что я почувствовала, когда впервые услышала диагноз? Сначала не поверила, а потом наступил шок. Когда мне поставили диагноз, я ещё могла работать: у меня только были небольшие трудности с правой рукой. Я думала, что справлюсь с этим. Не скажу, что я много или исступлённо плакала, просто была опустошена.

Если раньше я работала с восьми до восьми, то сейчас я дома, с трудом передвигаюсь по квартире и не могу провести обычные гигиенические процедуры

С работы я ушла в марте, когда стало совсем сложно говорить — уже было  невозможно общаться с пациентами, с коллегами. Как изменилась жизнь? Стало меньше общения, я стала менее активной. Наверное, изменилось моё мировоззрение: я стала больше внимания обращать на дочь, на мужа, понимая, что им тоже нужна моя поддержка. Конечно, жизнь стала другой: если раньше я работала с восьми до восьми, то сейчас я дома, с трудом передвигаюсь по квартире и не могу провести обычные гигиенические процедуры.

Если в мае я ещё могла самостоятельно выходить на улицу, говорить, что-то делать по дому, готовить, то сейчас говорю с трудом, не могу заниматься бытовыми делами. По вторникам, спасибо фонду, ко мне приходит подменная сиделка (сиделка, которая может на время заменить родственников или сиделку, которая ухаживает за человеком круглосуточно. — Прим. ред.). А так всё возлагается на плечи семьи: мужа и дочери.

Друзей постепенно стало меньше: люди, узнав о таком диагнозе, просто как-то прекращают разговаривать, остаётся только семья. Если раньше у меня телефон не умолкал ни на секунду, в течение дня было больше ста звонков, то сейчас три-четыре звонка в день.

На днях мне позвонила, как я считала, близкая подруга. «Как дела?» — «Нормально». — «А как ты себя чувствуешь?» — «Из дома я не выхожу, руками не работаю». — «Что, БАС подтвердился?» — «Да, подтвердился». — «Ну ладно, пока». Она положила трубку, и на этом наше общение закончилось. Может быть, люди боятся, а может, у всех свои проблемы и они заняты своей жизнью."

Полностью под катом



Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments